Земских Виктор Егорович

По указанию государева двора и в казну Отечества

В мае исполнится 255 лет со времени, когда Ерофей Марков нашел жилы с вкраплениями рудного золота. Тот год и принято считать днем рождения рудника. В честь этого события мы публикуем интересный исследовательский материал бывшего директора предприятия Виктора Егоровича ЗЕМСКИХ.

На всей территории Березовского и в его окрестностях до сих пор встречаются провалы от мелких шахт и отвалы пустых пород от их проходки. Бывало на месторождении одновременно функционировали до 50 мелких рудников. За все время добычи пройдены сотни шурфов и шахтенок небольшой глубины: это отрабатывалось множество золотоносных жил. В целом под городом найдено 250 рудных тел-даек и несчетное количество жил. Из них лишь 25, богатых высоким содержанием золота. Почти все имеют названия: Перво-Павловская, Второ-Павловская, Елизаветинская, Севастьяновская, Соймоновская. Напомню, что был и Соймоновский рудник. В честь кого получили имена дайка и рудник, какую роль для Березовского сыграл Соймонов?

Оказалось, что в создании истории предприятия участвовал не один Соймонов и даже не одно поколение семьи, носящей эту фамилию. Старший ее представитель, Михаил Федорович Соймонов, являясь командиром Берг-коллегии и монетных дворов, был организатором поисков разведки и разработки месторождений полезных ископаемых по всей России, в том числе и золоторудных месторождений. Михаил Федорович первый организовал экспедиции на солидной основе, за государственный счет. И они открыли множество месторождений и рудных жил.

Подобная экспедиция была создана и на Урале, в Екатеринбурге. Именно она вела разведку на Березовском месторождении и в его окрестностях. Историки так написали о Соймонове: «Во все времена своей продолжительной службы М. Ф. Соймонов не переставал с любовью и энергией заниматься горнозаводским делом, улучшать его и стараться в его развитии. Все его заслуги заставляют с особенным уважением и признательностью произносить его имя в память о нем как о человеке, принесшем столько пользы горному делу в России».

Одной из значительных работ М. Соймонова был проект организации всего горнозаводского производства в России. По нему осуществлялась работа и на Урале. Этот проект первоначально был определен для испытаний на эффективность на пять лет (мудрая осторожность, которую нелишне бы демонстрировать современным торопыгам-политикам и экономистам). Некоторое время Михаил Федорович возглавлял и Петербургское горное училище, ныне горный институт. Его деятельность относится ко второй половине XVIII века.

Это период царствования Павла и Елизаветы, имена которых, как уже говорилось выше, носят дайки шахты «Южная». И по моему предположению, дайка Соймоновская вполне могла быть названа в честь Михаила Федоровича.

В 1823 году, в исключительно трудное экономическое время для России, министром финансов страны назначается граф Егор Францович Канкрин. О нем в одном из номеров «Горного журнала» можно прочесть: «Знаменитый государственный муж, которого вся предыдущая жизнь была приготовлением к этой трудной должности». Правда, император Александр I долго колебался с его назначением: Канкрин слыл человеком независимым, с собственным мнением, не всегда совпадавшим с мнениями Его Величества и общественным. К примеру, Егор Францович, будучи финансистом, считал раздачу земли крестьянам, дробление на мелких землепользователей неприемлемым. Его точка зрения: в этом случае с них никогда не получить всех налогов, налоги эффективнее собирать с крупных помещичьих хозяйств. С позиции же налогообложения Канкрин утверждал: крупная промышленность в основном должна быть у государства. Частники, признавал он, может быть, и лучше поведут дело, но полных налогов никогда платить не станут. Им выгоднее работать на себя, а не на государственную казну. Е. Канкрин был также против частных банков.

Тем не менее, финансовый кризис, обесценивание бумажных ассигнований вынудили Александра I искать спасение в недюжинных деловых качествах графа Егора Канкрина. Последующее улучшение в экономике страны подтвердит высокую репутацию последнего. Во всех энциклопедиях имя Канкрина связано с его весьма удачной и эффективной налоговой и денежной реформами.

Сразу после своего назначения в 1823 году Егор Францович начинает заниматься Березовским рудником, где в те времена добывалось основное золото России и где незадолго до этого Лев Брусницын (1814 год) открыл способ получения россыпного золота на речке Березовке. На Березовский завод Е. Ф. Канкрин направляет комиссию во главе с Владимиром Юрьевичем Соймоновым. Должен сказать, что у Михаила Федоровича Соймонова, о котором шел рассказ выше, были брат Юрий и четыре сестры. Своих детей Михаил Федорович не имел, потому, видно, принимал активное участие в судьбе сына брата – племянника Владимира. Тот пошел по стопам дяди, закончил горный институт. Берггауптман IV класса В. Соймонов прибыл в Екатеринбург «с высочайшим рескриптом» такого содержания: «Господину тайному советнику сенатору Соймонову. По случаю открытия золотосодержащих песков на обширных пространствах Уральских гор признаю я нужным, чтобы сия признаки государственного богатства рассмотрены были особой комиссией. Я назначаю Вас председателем в уверенности, что Вы исполните сие поручение с полным успехом. С. Петербург, 6-го апреля 1823 г. Александр».

В программе комиссии Соймонова на первом месте стояло увеличение добычи золота, на втором – борьба с воровством, и надо полагать, не карманным. Владимир Юрьевич отправился разобраться со всем этим на месте. Сенатор, в прошлом боевой, образованный офицер, взялся за дело с умом, настойчивостью, энергией. Руководством для работы ему служила программа, придуманная в свое время Соймоновым-старшим. Она предусматривала экономически выгодный порядок получения металлов, ограждение от расхищений прибыли и своевременную поставку всего добытого по указанию государева двора и в казну Отечества». Соймонов-младший пробыл на нашем руднике целый год. Анализируя, искал пути увеличения производства золота. К концу командировки он подготовил ряд постановлений для Министерства финансов и указов императора. Но уже за год его присутствия на руднике добыча драгметалла удвоилась!

Чтобы убедиться в необходимости подписания своих указов, Александр I приехал в 1824 году в Березовский завод. Он был единственным царствовавшим монархом, посетившим Урал непосредственно в годы своего правления. В Екатеринбурге и его окрестностях император провел три с половиной дня. Весь день 27 сентября с 7 часов утра до 14 часов 30 минут был посвящен осмотру Березовских золотых приисков. Александр I дважды спустился в шахту, «Его Величество потребовал кайлу и несколько минут изволил заниматься добычею руды и приметно старался узнать труд горных работ». Осмотрел Преображенский рудник, посетил открытый в 1804 году Мариинский прииск на реке Пышме, где шла промывка золотосодержащих песков. Несколько минут царь промывал песок, мечтая найти самородок. В это время произошло событие, заранее подготовленное устроителями августейшего посещения прииска: в нескольких метрах от императора таки был найден самородок весом в 18 золотников.

Далее Александр посетил Ильинскую церковь Березовского завода и направился на Пышминскую фабрику. «Здесь изволил он около часу заниматься подробным обозрением способа протолчки и промывки руд и получением из них золота». Посещение Березовских приисков завершилось осмотром заводского госпиталя.

Подготовленные и подписанные Александром I впоследствии документы дали серьезный толчок золотодобыче во всей стране. Вскоре Россия займет первое место по производству золота в мире. И может, эффективной организации дела способствовала искренняя заинтересованность первых лиц государства: прежде, чем написать указ, изучали суть дела воочую, а подписав документ, контролировали его выполнение, направляя специалистов на места для реализации задуманного. Поучиться бы такой разумной практике современным отцам Отечества...

Побывали на Березовских рудниках и другие представители династии Романовых. В наше время, как известно, спускался в шахту и будущий президент страны Б. Ельцин. «Я увидел настоящий труд, целеустремленных инженерно-технических работников и очень порядочных рабочих-шахтеров», – сказал он после визита.

Но вернемся на два столетия назад. Владимир Юрьевич Соймонов завершил свою командировку. Он многое сделал для совершенствования производства на рудниках, в частности, по системе оплаты. Нередко золото старателей (и это красочно описано у Мамина-Сибиряка) попадало в казну через третьи-четвертые руки. В выигрыше были лишь перекупщики. По Соймонову металл попадал в государственную казну без участия посредников. Хорошо бы такой принцип возродить и сегодня в золотодобыче.

Можно предположить, что дайка Соймонова названа в честь младшего представителя семьи: это было бы вполне заслуженно. Увы, никаких исторических документов на этот счет в архивах не сохранилось. Известно лишь, что существует и долина россыпного золота Соймонова около Миасса, названная в память Владимира Юрьевича, ставшего потом начальником Уральского горного хребта. Жива и пригодна для добычи и Соймоновская дайка, идущая от шахты «Южная» до «Северной». Будем верить, что и рудник, и дайка не пропадут, предприятие будет по-прежнему работать, а золото добываться на благо страны. Страны, для которой не жалели ни сил, ни самой жизни такие прекрасные люди, как Соймоновы.

НА СНИМКАХ С ЛИТОГРАФИЙ: Михаил Федорович Соймонов; граф Егор Францович Канкрин.
// Березовский рабочий. – 2000. – 6 апреля. – С. 3

к началу