Земских Виктор Егорович

План и… рынок

До 1990 года, как известно, наша экономика называлась плановой, после этой даты плановая система уступила место рыночной экономике. Почему же так произошло?

В 1930 году на Березовском руднике добыли впервые после революции 116 килограммов золота: к тому моменту путь планового развития четко определился. В 1931-м наши шахтеры выдали 183 килограмма драгметалла, а в 1935-м уже 1800 (в 1915-м в Березовском получили лишь 800 килограммов). Так заявила о себе плановая экономика на руднике. В 1940 году цифра добычи дошла до 2400 килограммов: таких темпов работ предприятие не знало в дореволюционной капиталистической экономике.

С приростом объемов в год по 15-19 процентов развивались и другие отрасли. Рос и жизненный уровень работающих. Если в 1930 году продукты питания выдавались по карточкам, то в последний предвоенный год средняя зарплата на руднике была 300-400 рублей. Для сравнения: 1 килограмм хлеба стоил 2 рубля, курица с рынка обходилась в 5 рублей. Доступные цены были на сахар, масло, мясо.

Именно плановая экономика позволила частично подготовиться к войне, а после выстоять и победить, поднять промышленность. Если в 1943 году рудник добыл 550 килограммов золота, то уже в 1946-м - 1350, а через 5 лет - 1900. Военные карточки сменились свободной торговлей и приличной зарплатой.

Так рудник и вся экономика страны развивались до восьмидесятых годов. После темпы роста стали замедляться. На мой взгляд, из-за застоя самой плановой системы. Как любая система, она не могла функционировать сама по себе. Сначала план был законом. В 1946-м при стопроцентном его выполнении бригаде шахтеров выплачивалась 1 тысяча рублей, при выполнении на 110 процентов - 3 тысячи,- на 125 процентов - 10 тысяч целковых. При такой системе шахтеры не просто старались, а буквально дрались за план. В семидесятые годы подобная практика была признана потогонной и нецелесообразной. В конце месяца начались корректировки планов в сторону уменьшения, чтобы все дружно получили премии. Такая картина была повсеместно. Борьба за план притупилась, производство потеряло темпы развития.

Вторым условием плановой системы считался непременный рост зарплаты, обеспечиваемый ростом производительности труда. Раньше это строго контролировали вышестоящие организации и банки при выдаче предприятиям зарплаты. В восьмидесятые годы такой контроль сверху донизу притупился. Денег стали выплачивать больше, чем производилось товара. Это особенно стало явным в «эпоху» кооперативов: в них все полученные при реализации деньги могли пойти только на заработную плату. Денег у людей стало много, а товара уже выпускали мало. Полки в магазинах опустели. Экономисты искали выход из создавшегося положения. Но наводить порядок в плановой системе отказались, а решили перевести производство на рыночные отношения, в которых основными критериями являлись спрос и предложение, а двигателем всего - конкуренция, основой - частная собственность.

Сказано - сделано. Но, как оказалось, за плановой экономикой надо было следить, а за рыночной - еще больше. Добыча золота на руднике «поехала» вниз, к 1995 году предприятие вовсе встало. Большинство заводов и фабрик в городе, области, стране снизили свои объемы в 2-3 раза, а некоторые прекратили свое существование. Упал резко и жизненный уровень населения, прекратилось строительство жилья. А тем временем забракованная у нас плановая экономика выводит Китай в мировые лидеры. Если 10 лет назад объем производства у наших соседей был в два раза меньше, чем в России, то сейчас - в четыре раза больше нашего. Китай наращивает свое производство по 10 процентов в год в течение почти 20 лет без кризисов.

А каковы успехи рыночной экономики у нас? Сегодня рудник, пройдя процедуру банкротства, перешел в собственность муниципалитета. Тот, в свою очередь, сдает его в аренду «Уралэлектромеди». Полтора века назад государство также сдало рудник частной компании пайщиков Асташева. За три года они вложили в реконструкцию предприятия полтора миллиона рублей, увеличили добычу золота и стали получать 25 процентов прибыли в год, достаточно быстро окупив свои вложения. Сегодня же мы не видим вложений в рудник от новых акционеров. На мой взгляд, просто идет доработка запасов, подготовленных 10-20 лет назад. Они через пару лет закончатся, и рудник будет закрыт. Хотя почти безубыточная работа в нынешнем году указывает на потенциальные возможности окончания реконструкции, начатой 15 лет назад.

И наконец, о конкуренции. Определенная конкуренция есть в торговле, но торговые надбавки выросли уже на 30-50 процентов (до реформы они составляли 7-10 процентов). До реформы в Березовском было 30 магазинов, теперь - 140. Но, по моим анализам, они продают основных продуктов питания меньше, чем десять лет назад. Сомневаюсь, что и налоги торговля выплачивает сполна, ведь за такой армией торговцев не уследишь. А какая может быть конкуренция в холдинге из 20 предприятий, в состав которой вошел теперь рудник? Там самая обычная монополия на цены.

Словом, не занимались как следует плановой экономикой - пришли к печальному итогу. Не станем заниматься рыночной экономикой - будет еще хуже. Накоплено уже достаточно много законов и подзаконов, актов, положений, но они еще плохо освоены. Требуется анализ создавшегося фактического положения в собственности: чем будет проще и яснее, тем легче продвигаться дальше. На путь рынка надо выводить все, раз уже взялись за это дело. И действовать быстрее, ведь предыдущие 10 лет были временем накопления и опыта, и ошибок. Прогнозировать в такой ситуации судьбу рудника сложно, но не хотелось бы думать о плохом.

В. ЗЕМСКИХ, бывший директор Березовского рудника.
НА СНИМКЕ: шахтеры «Южной» перед сменой - настроение боевое.
Фото А. Паршина.
// Березовский рабочий. -

к началу