Земских Виктор Егорович

И не должно сомневаться!

В семнадцатом веке в России активно начало развиваться товарное производство, что потребовало увеличения массы денег. Они тогда чеканились из серебра, золота и в основном из зарубежных монет. Правительство всячески поощряло поиск драгметаллов, о чем говорят царские указы того времени: «Мы уповаем, что каждый наш верный поданный будет награжден прибыточными привилегиями или жалованными грамотами, если к всенародному российскому обогащению подвижен будет и станет подземные богатства приисковать».

Поиски золотой руды шли по всей России, в том числе на Урале. Как известно, 21 мая 1745 года нашел «особливо похожих на золото крупинки три-четыре» Ерофей Марков. Начались работы вокруг первоначальной находки, но результаты пришли не сразу. Привлекли иностранных специалистов: Гока, Макса, Горна, Шрама, Телька, Рылка, но и 1746 год оказался неудачным. Лишь 23 сентября 1747-го пробирный мастер Емролай Рюмин подтвердил, что на месте находки Маркова действительно есть золото. После здесь возник рудник Первоначальный, давший свыше 1 миллиона 600 тысяч пудов золотой руды. Теперь тут поставлен памятный знак со словами М. Ломоносова: «И так не должно сомневаться в довольстве всяких минералов в Российских областях».

Если на Алтае и в Нерчинске в это время добывалось золотистое серебро, то с Урала пошло в Петербург серебристое золото. Возникла Екатеринбургская золотых промыслов горная экспедиция, объединившая Березовский, Пышминский и Уктусский промыслы. К1800 году у нас было уже более 50 рудников. Золотоносной оказалась территория в несколько десятков квадратных километров, открывались все новые рудные жилы.

Главной рабочей силой в первые десятилетия на Березовских приисках были кандальные каторжники.

Жили они в деревянных бараках, работали в шахте по 12 часов. Ежегодно поставляли по 500-600 человек, но хватало их лет на пять. Подневольный труд – малопроизводителен, поэтому постепенно каторжников стали заменять солдатами, а затем вольнонаемными. К 1800 году Березовский был крупным поселком с церковью, госпиталем, с тринадцатью казенными и семью сотнями обывательских домов. В тот период на руднике работали 3-4 тысячи человек, в приписных деревнях 10 тысяч человек заготовляли для рудника лес, сено, уголь, продукты.

В начале прошлого века стране крайне понадобилось золото. Шахтной руды для Березовской золототолчейной фабрики не хватает. Смотритель ее Лев Брусницын ищет руды в старых отвалах и там, отбирая пробы у речки Березовки, наталкивается на россыпное золото. Его открытие резко подтолкнуло добычу драгметалла сначала на Урале, а после в других регионах. Брусницын много поработал над совершенствованием добычи россыпного золота, особенно извлечения его из песков. Немало сделал для развития дела и сенатор Сойманов, командированный правительством на Урал. Он упростил порядок отводов земли для поисков, разведки и добычи, установил принципы расчетов. Благодаря таким людям в 1845 году в России добывалось золота в 20 раз больше, чем в 1812-м. Объем добычи составлял половину (!) мирового производства металла.

Березовские промыслы в целом работали стабильно, но были и спады. В 1874 году правительство передало рудник из своего ведения частному паевому товариществу полковника Асташева. Пайщиками стали известные в России дома Барклая-де-Толли, Шувалова, Дашкова. В условиях договора было обозначено: пайщики на свой капитал строят шахты, покупают оборудование и сдают золото государству по сложившейся на рынке цене. 18,5 процента добытого металла предприятие сдавало бесплатно. В случае отсутствия денег у казны разрешалось золото продавать по своему усмотрению.

Созданное товарищество до начала мировой войны действовало успешно и прибыльно. В зависимости от экономической обстановки в стране и потребностей в золоте в отдельные периоды подобные предприятия даже освобождались от всех налогов, иной раз им выдавали... бесплатные субсидии на организацию производства. В целом рудник устойчиво работал до 1911 года, затем добыча начала снижаться, а после 1917 года резко пошла на убыль, достигая всего нескольких килограммов в год.

Восстановление началось лишь с 1929 года. Но в 1936-м здесь добывали уже в три раза больше, чем в 1911 году. Таким темпам способствовали, в частности, взаимовыгодные отношения центра и территорий. История рудника в военные годы – трудная и героическая. В 1949-м коллектив шахтеров был награжден в связи с 200-летием рудника орденом Ленина. В конце семидесятых провели обширные геологоразведочные работы по уточнению запасов руды. Залежи были прослежены до глубины тысячи метров. На расширившейся сырьевой базе в 1980 году начали реконструкцию рудника: закрыли мелкие шахты с устаревшим оборудованием, построили первую очередь «Северной», приступили к «Центральной-скиповой» с башенным копром, заменили маломощную технику на более крупную самоходную, отечественную и зарубежную. Для сохранения поверхности и улучшения экологической обстановки на поверхности рудника освоили гидрозакладку выработанного пространства.

Сегодня предприятие переживает далеко не лучшие времена. Это известно всем. Но знание того, что запасов золота хватит еще на десятки лет, а работают здесь высококвалифицированные рабочие и инженеры, дает искру надежды на доброе, надежное будущее.

В. ЗЕМСКИХ, бывший директор рудника.
НА СНИМКАХ: в одном из помещений селикозной станции (середина шестидесятых годов); такой флаг поднимали у здания рудоуправления; маркшейдеры шахты «Южная».

к началу