Выставки и экспозиции

Навеки девятнадцатилетние

Вижу их каждый день. С фотографий на стене смотрят на меня совсем мальчики, юноши, взрослые мужчины. Лица разные: улыбающиеся, серьезные. У кого-то лихо сдвинута на бок пилотка... Кто-то гордо смотрит из-под бескозырки. Один, держит автомат, и вид у него строгий. Другой - с таким открытым, по-детски смеющимся лицом. А третий прижался к своей маленькой дочке, рядом жена, и в глазах их мир и покой.

Разные были судьбы, разная жизнь у каждого. Пока всех не объединило одно слово - война. И еще есть общее в их биографиях - с этой войны они не вернулись. Так и остались на фотографиях для матерей, детей своих, жен, любимых. И для следующих поколений - внуков, правнуков. Для нас. Память хранит их образ да еще пожелтевшие от времени фронтовые письма. Ни одно из которых нельзя читать без волнения

«21 октября  1943 г. ...Нахожусь в Туле, в своей части. Скоро будем всевать. В подразделении замечательные офицеры, которые почти с самого начала войны находятся на фронте. Как они душевно относятся к нам, молодым воинам. У меня все это время приподнятое настроение. Не терпится скорее на передовую, чтобы громить этого проклятого Гитлера! Как у тебя дела? Как здоровье? Береги себя.
Крепко целую, Виктор»,

 

«3 ноября 1943 г. ...Вижу новые места и людей. Вижу, как похозяйничали фашисты-изверги. И понимаешь, мама, слушая рассказы местных жителей, видя разрушения, невольно чувствую на сердце такую злость на этих палачей, что просто словами нельзя высказать. Скоро можно будет вылить ее в виде губительного огня из моей грозной машины.

По приезде в часть я был выбран комсоргом роты И в день 25-летия ВЛКСМ мне объявили в приказе командира бригады благодарность за хорошую работу.

Целую крепко, крепко, сын Виктор»,

«9 декабря  1943 г. ...Я на фронте с ноября и уже участвовал в боях. В одной операции я и мой экипаж уничтожили минометную батарею и до сорока солдат и офицеров. За это нас представили к правительственной награде. Жизнь на фронте разнообразная и интересная. Мне приходилось испытывать встречу с только что освобожденным населением. Если бы ты знала, как радостно нас встречают.

У меня замечательный экипаж, замечательные люди, Сегодня меня приняли в ряды Коммунистической партии, так что я теперь молодой коммунист и драться буду по-коммунистически, В одном из боев я захватил в плен фашиста.

Ну, пока. Пиши скорее, Крепко  целую,  Виктор».

Виктор Журавлев в 1942 году закончил девять классов. Добровольцем пошел в армию. После окончания танкового военного училища в звании младшего лейтенанта отправлен, на фронт командиром ганка Т-34, Все три письма написаны на передовой. Последнее отправлено 9 декабря, а 14 - Виктор Александрович Журавлев погиб при ликвидации группировки фашистов. Юноша провоевал всего один месяц и за это время награжден двумя орденами - Красной Звезды и Отечественной войны второй степени… Он навсегда остался 19-летним.

«11 мая 1943 г. ...Я живу хорошо. После упорных и напряженных дней мы вновь вступили в привычную для меня колею фронтовой жизни. Мама, в Харькове я встретил Мосина Николая, еще со мной в части был Иван Третьяков, но он в марте попал в окружение, я не знаю, сумел ли выйти.

Сообщи, где сейчас папа. До свидания, целую. Ваш сын Леня».

«19 мая 1943 г, ..Я жив, здоров. Сегодня получили боевые машины. Скоро опять поедем защищать нашу любимую Родину. Машины у нас хорошие. Надеюсь, что в четвертый раз меня не возьмет ни одна пуля, ни один снаряд. Если на этот раз останусь жив, то думаю, что живым вернусь домой. Сообщи,  где  папа.
Крепко целую тебя. Твой сын Леня».

«11 июня 1943 г. ...Вчера получил письмо от мамы, в нем твой адрес, папа. За зимнюю кампанию наша часть прошла с боями более 700 километров. Взяты большие трофеи и очень много пленных, итальянцев и мадьяр. С такими вояками драться было не очень трудно, но все-таки крови пролили много.

Хотелось бы за время попасть к тебе в училище, чтобы повидаться и померяться военными званиями со своими одногодками.

Крепко жму твою руку и целую, твой сын, гвардии сержант, Леня».

В сентябре 1941 в Березовский горвоенкомат пришел шестнадцатилетний Леня Басов. Прибавив себе, два года, он потребовал отправить его на фронт - слишком, велико было желание заменить в бою тяжело раненого отца.  Мать была не в силах удержать дома единственного сына. На огненной Курской дуге сержант-танкист Леонид Ефимович Басов погиб. Ему еще не исполнилось восемнадцати.

«Конец зимы 1942 г. ...Весна стучится уж в окно. Может быть, ты скажешь: «Рано пташечка запела...» Да, пожалуй, и правда. Хотя на дворе тепло и пахнет весной, но еще и холод, и морозец будет. Но все равно приближается самая любимая пора - начало весны, ее первые запахи, первые капли луж. И особенно резко начинаешь скучать с родных, товарищах, сцене.

Письмо это только для тебя, мамочка. И знаешь, чем я больше живу один, тем мне больше хочется писать тебе, а не всем... Разве найдется такой человек, которого бы я любил больше тебя, мамочка.

А жизнь - проза. Я ведь наоборот больше стихи люблю. Но вот беда, их читать-то некому. Хотя выход небольшой нашел; читаю старушке (90 лет, глухая) моей хозяйке, Я ей и Маяковского, и Пушкина преподношу...

Целую вас крепко, крепко. Привет всем, Шуня».

«16 марта  1942 г. ...Вчера закончил перечитывать в который раз «Как закалялась сталь». И удивительно, откуда только у человека брались дух, сила? И сразу начинаешь применять это все к себе. Бледные мы выходим. Закаляться нужно еще много.

Мысль об институте не оставляет меня. И я все еще, и даже больше, верю, что ты, мамуля, увидишь меня на сцене.

Целую, Шуня».

«18 июля  1942 г. ...Дорогие мои, как соскучился по вас! Работы много, дни бегут незаметно, быстро. Часто возникает недоумение. Почему? Немцы всегда считались передовыми людьми, европейцами. А сейчас? В одной деревне вырезали 12 семей. Где были дома, остались одни кирпичи, гнутые железные кровати. И только отчасти уцелели запоры. И это сплошь и рядом. Города и села разбомблены, много тысяч людей осталось без крова. Но что радует: на разбитых, в воронках, полях улыбается пшеница, рожь.

Вот уже и год войны! Но ничего, она скоро кончится... Так хочется говорить о будущем. Я надеюсь еще оказаться на сцене. И ты, мамочка, будешь улыбаться с первых рядов партера своему сыну. Правда!»

Саша Шпильберг - школьный художник, руководитель художественной самодеятельности. Мечтал стать артистом. Имел направление в Московский государственный институт театрального искусства, В июле 1941-го уехал из дома, но не в институт, а на фронт. После окончания военного училища с июля 1942 года - в действующей армии. Александр Самуилович Шпильберг погиб в боях под Ржевом в возрасте 19 лет.

Эти мальчики так же, как мы, любили жизнь, матерей, мечтали о будущем. Они погибали на полях сражений, не оставив после себя даже могил, которым можно поклониться. Но их фамилии занесены на пилоны мемориала во дворе школы № 1, их родной школы, откуда они ушли в бессмертие.

О. ВЛАСОВА, директор музея
// Березовский рабочий. – 1990. – 8 мая. – С.2

к началу